Loading...

«В корнях наша сила...»




Владелец собственной ветеринарной клиники Георгий Мацукатидис размышляет о трудностях, через которыеемупришлось пройти, чтобы почувствовать себя своим на исторической родине.


Наталья ТОЛЕН

У вас греческие корни, и часть вашей семьи ещё в начале 20 века вернулась на свою историческую родину в Грецию. И только ваш дед оказался в России - почему?

 

Семья моего деда приехала сюда в 1938 году и остановилась на севере Греции, в местечке под названием Неос Кавкасос - Новый Кавказ, из города Флорина. Они приехали сюда детьми. Это были родные братья моего деда по материнской линии. Фамилия - Авчиди. И потом неожиданно эти родственники нас разыскали и прислали письмо. Представьте себе, это было в 1967 году, во времена Брежнева. И моего деда, естественно, пригласили в КГБ. Продержали его там почти сутки, выясняя, что у него за родственники за границей. Дед объяснял: это мои родные братья по отцу, люди простые, строители, каменщики. Они все каменщиками были. Беседа затянулась. В итоге, когда его наконец отпустили домой, у него случился инсульт, его парализовало. Бабушка за ним ухаживала, но он так и не смог восстановиться. Дед умер спустя 18 лет, в 84-м году, так и не увидев Греции и своих братьев... Но их увидели мы!

Вас с детства воспитывали вот с этой мыслью, что семья когда-нибудь воссоединится и вы поедете в Грецию?


Вы знаете, в моей жизни всегда присутствовал вот этот греческий колорит - греческие флаги, греческая музыка, всё это было. И отец мой всегда много размышлял о Греции, о воссоединении семьи. В 1968 году мой отец в Москве был на концерте Микиса Теодоракиса, и по окончанию концерта взял у композитора автограф. Это событие очень врезалось в мою память. Мы очень гордились греческими корнями, и нас очень тянуло в Грецию. 

Ваш дед так и не увидел Грецию, а ваши родители?


В 1980-м, в год Олимпиады в Москве, мои родители по приглашению родственников отправились в Грецию. Когда они пересекали границу, на греческой таможне нужно было заполнить декларацию. На что мой отец сказал: я не умею писать на греческом. И таможенник ему ответил: что ты за грек, если не умеешь писать?! Это был удар. Удар по самолюбию. И первое, что сделал отец по возвращению домой, тогда ещё в Советский Союз, он начал подготовку к открытию школы по изучению греческого языка. Так, в 81-м году у нас в Ставрополе начинается бум, волна интереса к греческой культуре. Три дня местное радио передавало новости о создании греческого общества. Энтузиазм, молодежь, греческие танцы, флаги, музыка. Приезжают из Новороссийска музыканты - с лирой, с бузуки. И началось, началось, началось... В Ставрополе до сих пор помнят это всё. Такой подъём неописуемый. 

Школа до сих пор работает?


Да, до сих пор. Но её на время закрывали. Это было в 82-м. По непонятно каким причинам, непонятно каким предлогам. Школа находилась во Дворце Гагарина - был такой в Ставрополе. И вот детям перестали выдавать ключи, ремонт там неожиданно затеяли. И параллельно у отца начались проблемы на работе. Он был доцентом на кафедре растениеводства в Сельхозакадемии. Начались проверки. Потом стали говорить, что он не соответствует занимаемой им должности. Во всей этой грязной кампании, которую местные власти развернули против нашей семьи, была политическая подоплёка - нельзя было выделяться на фоне остальных. А тут такое внимание к греческой культуре. В Ставрополе на тот момент начался действительно греческий ажиотаж. Местным властям это не понравилось.

Но вашему отцу всё-таки удалось отстоять школу?


Да, в 86-м началась перестройка, и школу заново открыли. Опять энтузиазм, сильный подъём. А в 88-м школа получает статус самостоятельной единицы, там преподаются уже шесть дисциплин. В 90-м появляется учитель из Греции. В 92-м Ставрополь посещает замминистра иностранных дел Греции Григорий Ньотис, и он был под большим впечатлением от школы. Детей было очень много, причём, самых разных национальностей. После смерти моего отца в 2001 году решением Городской Думы города Ставрополя школе было присвоено его имя - Николая Константиновича Мацукатидиса. По сегодняшний день школа находится на бюджете города Ставрополя. И я являюсь официальным представителем этой школы в Греции и на Кипре.

Расскажите, когда вы задумались о переезде в Грецию и как удалось осуществить эти планы?


В 1989 году я первый раз посетил Грецию, и был под большим впечатлением. Приглашение на постоянное место жительство было от тех же самых родственников из Флорины. Слава Богу, времена были уже другие, была перестройка. И ходили слухи, что вот этот глоток свободы, это окошко для переезда, оно может закрыться. Как это было в 38-м году, как это было в 68-м году. То есть, каждый раз были моменты, когда открывалась дверь, и можно было выезжать. В греческое посольство тогда стояли огромные очереди. Просто никому ничего не далось. В 1989 году я начал подготовку для выезда на постоянное место жительства в Грецию.

То есть, вы понимали, что уезжаете навсегда?


Так нельзя сказать. Мы сохранили российское гражданство. Но и получили также греческий паспорт - официально. Так как мой дедушка, Авчиди, стоял на учёте в греческом посольстве. И после его смерти мама нашла эту бумагу, где было чётко написано, что он сдал греческий паспорт. Такого-то числа, под таким-то номером. Эта бумага автоматически давала право на приобретение греческого гражданства. В течение получаса. Сначала получил паспорт я, через два года мой брат, потом родители. То есть, всё было очень официально.

И вот вы в Греции. Как вы устроились на новом месте? Что поразило больше всего? Было что-то, по чему сильно скучали?


Были люди, которые в Салониках встречали. Были люди, которые помогли. И родственники, и просто знакомые. Я благодарен им по сей день. 90-е годы в Греции - это было сказочное время. Не то, что сейчас. Скучал ли я? Нет. Скучать не было времени. Началась подготовка к сдаче экзаменов для признания диплома ветеринарного врача. Экзамены я сдавал в Университете Аристотеля в Салониках. Экзаменов было четыре: инфекционные болезни, хирургия, зоотехния, акушерство. Кстати, профессор по акушерству Павлос Цакалов, который был родом из Одессы, помог мне поверить в себя, что я смогу признать диплом, а также подписал мне на память свою книгу. Экзамен "Инфекционные болезни", помню, я сдавал четыре раза. В 1992 году я получил официальную бумагу о признании диплома ветеринарного врача.

А что касается ветеринарной клиники - с чего всё началось?


Однажды я проезжал ветеринарную клинику, решил зайти, сказал: я ветврач, могу я у вас поработать? И мне говорят: можешь, приходи - работай, только бесплатно! Я говорю: как бесплатно?! А мне: а вот так, ты же хочешь получить опыт?! Я сначала отказался, а потом подумал и согласился. И так всё пошло и поехало. Я использовал кабинет как учебный практикум. У меня было всё под карандаш, всё фиксировалось - какие препараты используются, какие процедуры выполняются. Моим учителем был Феодоридис Манолис - великолепный человек, прекрасный доктор. Я благодарен ему по сегодняшний день. Моей клинике уже 15 лет, я всегда доступен по телефонам: 210 65 28 616, 6932 15 22 05.

Были моменты, когда вы жалели о переезде в Грецию?


Нет. Я здесь уже 28 лет. Мне очень нравится. Конечно, мечта у меня была работать и в России, и здесь. Не получилось. Сейчас мне тяжело сказать, где моя родина. Но я люблю и Грецию, и Россию. Это две страны, которые дороги моему сердцу. 

Вы были председателем общества "Греки из России. Расскажите об этом.


Да. Это общество организовано было в 1922 году выходцами из Одессы, Севастополя, Симферополя. Это были офицеры белогвардейской армии. Я очень рад, что застал их и мне удалось с ними пообщаться. Председателем этого общества я был восемь лет.

Сегодня вы чувствуете себя частью греческого общества?


Я отвечу так. Почему мы не спали по ночам, работали без выходных? Потому что мы чувствовали: чтобы стать частью греческого общества, нужно пробить бетонную стену. Нужно было заявить о себе. Нужно было доказать, что, приехав сюда, ты тоже чего-то стоишь и способен чего-то добиться... Мне кажется, у меня это получилось - частично.



Ρωσόφωνη Αττική 6566327582648571932
Περιμένουμε το σχόλιο σου
Αρχική σελίδα item