Loading...

«Моя сознательная жизнь началась в Греции…»


 Врач-стоматолог и владелица своего стоматологического кабинета Алиса Ханаева вспоминает о своих метаниях между двумя странами – Россией и Грецией – и размышляет о проблеме выбора.


Наталья ТОЛЕН

Как давно вы живёте в Греции?


Дело в том, что это мой второй приезд в Грецию – язамуж вышла. А так, я ещё в школе училась здесь четыре года, с 1998-й по 2001-й…

Вас родители привезли в Грецию ещё ребёнком?


Да. В 90-е годы, годы перестройки, наши соотечественники уезжали по тем или иным причинам заграницу на заработки, то есть экономическими эмигрантами были. Не исключение были и мои родители. Мне было десять лет тогда.

 Переезд в Грецию стал для вас шоком? Всё-таки, другая обстановка, другой язык…


Конечно, шок был. Для меня другой город казался чем-то далёким, а тут мы в другую страну уехали. Было странно, что все говорят на иностранном языке, который ни я, ни мой брат не понимали. Но, пойдя в школу – это был шестой класс для меня и первый класс для моего брата – мы буквально семь месяцев молчали, а потом никто нас не мог остановить.В принципе, я сама по себе такой человек, я очень быстро адаптируюсь. Поэтому со временем всё как должное было воспринято, буквально через какие-то полгода. 

Первое время не было друзей? 


Нет, дети очень хорошо между собой ладят. Я помню, хоть я и не разговаривала, но мы играли на переменах. Детям было интересно – я иностранка. Они подходили ко мне, что-то спрашивали. А я только «да» и «нет» знала. Где-то смеялись, где-то издевались, уже не помню. Но мы быстро подружились. К тому же, я, наверное, за счёт своей физической силы заслужила уважение в своём классе. Плюс уважение к тому, что я на год вперёд всю программу знала, потому что здесь в школе учатся двенадцать лет, а у нас одиннадцать.

А как с греческим языком – вы его просто на слух восприняли?


Да. Постоянно смотрела телевизор, очень много на слух воспринимала. Детские мозги как губка впитывают. Через семь месяцев я уже полностью овладела греческим языком. Ну и грамматикой, соответственно. Уровень шестого класса. 

Чего не хватало больше всего в тот период? Скучали по родственникам?


По родственникам скучала, конечно, по братьям, по сёстрам. Я девушка с Кавказа, у нас очень большая семья. Поэтому двоюродных братьев и сестёр очень много. Мы между собой все были как родные. Это было непривычно. Но опять-таки, адаптация получается. В чьей лодке сидишь – того песни и поёшь. В принципе, за четыре года я в России была два раза. В летний период, на летние каникулы. Пока полностью не переехала, чтобы продолжить свою учёбу в России.

 Вернулись в Россию только из-за образования?


Да, потому что наше образование в России гораздо сильнее, мощнее. Вернувшись в Россию, я стала отставать по школьной программе на один год. В то время как находясь в Греции, я их опережала. Но был и плюс – в Греции большое внимание уделяют изучению иностранных языков.

Не хотелось уезжать из Греции? 


Да, потому что моя сознательная жизнь началась здесь. У меня уже свой круг общения был. К тому же, я привыкла к этому образу жизни.  А тут раз, я вернулась обратно в Россию, на Северный Кавказ, где совершенно другой менталитет у народа, где свои обычаи и традиции, которые принято уважать.

После возвращения от каких греческих привычек пришлось отказаться?


Здесь, в Греции была полная свобода, не было запретов, а для подростка это самое то. Да и учёба легко давалась, особо никто не стоял над душой. Хорошо учишься – это самое главное. А вернувшись обратно в Россию, я была вынуждена очень быстро повзрослеть. Потому что в Афинах я закончила девятый класс, а вернувшись, должна была закончить экстерном десятый-одиннадцатый класс. А это слишком большой объём информации. Плюс репетиторство по восстановлению русского языка, своего родного материнского языка – осетинского. А потом поступление в институт. Свободного времени не было ни на что. И,конечно, напряжение было такое, высокое, в течении первых двух лет. Опять-таки менталитет, народ другой, на Кавказе всё по-другому. Как ты одеваешься, как ты ведёшь себя, как ты говоришь – за всем нужно было следить. 

 В итоге в ВУЗ вы поступили? В какой?


Поступила в Северо-Осетинскую государственную медицинскую академию. Первый год пролетел очень быстро. Но я оптимистка по жизни. Я никогда не думаю о минусах, я всегда вижу положительные стороны, в любом деле. 

Планировали вернуться обратно в Грецию?


Вообще, все эти четыре года в Греции для меня были очень светлыми. У меня было очень хорошее детство. И я, конечно, мечтала вернуться. Я себя на Кавказе чувствовала как в клетке, потому что у нас менталитет у народа совершенно другой. У нас есть традиции, обычаи, через которые нельзя переступать, потому что, вот, у нас так принято… А я привыкла жить по-другому. И если у тебя есть выбор, то почему не стремиться к тому, что тебе более комфортно?! Я мечтала опять сюда попасть. Я пыталась два раза приехать, пока училась в институте – на каникулы. Конечно же, мне два раза отказали. Поэтому я бросила эту затею, пока не переехала в Москву. Там я работала сначала ассистентом, а потом, когда уже получила диплом об окончании интернатуры, врачом в частной клинике.У меня очень хороший заработок был в Москве. И вот на Новый год – 2009-й провожали – я приехала на две недели в Грецию к маме. У меня мама всё это время здесь находилась. Ещё друзей своих повидать очень хотелось, одноклассников. Потом я стала приезжать сюда отдыхать раз в полгода, в отпуск. В один из приездов я познакомилась со своим будущим супругом. Он тоже сделал свой выбор, приехал ко мне в Москву, познакомился со всей моей роднёй, и мы очень быстро сыграли свадьбу. Практически года не прошло. 

 Вы вернулись в Грецию уже будучи дипломированным врачом-стоматологом. Сколько времени и сил потратили на то, чтобы подтвердить свой диплом о высшем образовании? 


Я сюда переехала в 2012 году, в сентябре. И первое, чем я начала заниматься, это признание диплома. То есть, я собрала и подала все свои документы, чтобы они их здесь проверили и разрешили мне сдавать здесь экзамены. Я как врач-стоматолог должна была сдать на греческом языке семь экзаменов. Поэтому я закрывалась в комнате и читала. Большую помощь мне оказал супруг в терминологии... В России все диагнозы ставятся на латыни, частично используется древнегреческий язык. А в Греции используется новогреческий. И, конечно, спасибо супругу большое, он сидел читал вместе со мной. И так я с первого раза все экзамены прошла. Я за полтора года признала свой диплом... Дольше всего нужно было ждать ответа комиссии. Признав диплом, я должна была получить разрешение на работу. А после этого ты должен определиться, хочешь ли ты что-то своё открыть. Если да, тогда нужно помещение найти, всё это организовать, потом получить лицензию на работу кабинета. Всё это я получила. 

Это было трудно?


Не то, что трудно. Бюрократия она есть везде, слава Богу, здесь нет взятничества. Может, это заняло много времени, но зато честно. 

Были сомнения – открывать или нет свой кабинет? Или сразу решили и шли к своей цели?


Нет, япримерно год искала работу, я привыкла работать в команде. А в Европе чуть-чуть другая система организации медицинских клиник. У нас в России в клиниках работают сразу несколько врачей разных специализаций. А здесь,получается, каждый доктор открывает свой кабинет, занимаясь общей стоматологией. По мне, это неправильно, потому что ты не можешь сразу охватить весь объём. Работая в команде, составляешь правильный план лечения. В итоге год без работы. Единственное, меня спасало то, что я каждые пять-шесть месяцев на месяц полтора, а иногда летом и на два месяца, уезжала в Москву. Спасибо огромное моей греческой семье и супругу, который меня во всем поддерживает, отпускал на такой длительный срок. Он понимал, что я работаю, причём зарабатываю я в Москве неплохо. И ему здесь помогаю, сейчас же период кризиса, с налогами этими, нужно же чем-то расплачиваться с государством. Так что это меня спасало. Тем более руки не забывали работу... Пока не пришла в голову мысль, а почему бы не открыть что-то своё?! Тем более, у меня ещё и брат – стоматолог, он тоже здесь учился. Владеет и греческим, и английским. У нас с ним разные специализации. И у мамы появилась такая идея – продать нашу квартиру в Москве, вложиться здесь, открыть кабинет здесь... Мы ещё год где-то занимались ремонтом, на это тоже время нужно. 

Как находили первых пациентов? 


Честно скажу, нашими первыми пациентами стали наши работники, которые нам ремонт делали. И всё начиналось с них. Плюс, конечно, очень больший круг общения моей свекрови и свёкра, все наши соседи. Дело в том, что я за три года наладила контакты практически со всеми соседями. Я общительный человек. Плюс, мои одноклассники. И большим толчком стало новоселье. Приглашённых было свыше ста. Все увидели, что к чему, и потихонечку стали записываться. Но нужно было запастись терпением. Слава богу, мы не в аренду помещение взяли, а купили своё. Не нужно каждый месяц отдавать аренду, это раз, второй момент, я, работая в Москве, закупала заранее материалы и инструменты. Оставалось запастись терпением. Не нужно ждать, что с первого года ты в плюс будешь уходить. Такого не будет.  Тем более, в чужой стране. Греков, как народ, завоевать очень сложно. К сожалению, они как пациенты далеко не осведомлены, это не русский человек, который в интернете все прочтёт. У меня есть одноклассники, которые ни разу в жизни не были у стоматологов. Они не знают, что такое кариес, они думают, что кариес, почистив зубы, пройдёт. И большинство греков такие. Сарафанное радио сейчас работает очень хорошо. К третьему году я могу сказать, что уже более или менее стали налаживаться дела. Второй год был очень сложный, потому что со второго года начинаешь платить налог государству. Честно говоря, пришёл повышенный налог, и я была не в восторге от суммы. Любишь кататься – люби и саночки возить. Зато моё. 

Хватает времени на личную жизнь? Муж вас до сих пор во всём поддерживает?


У нас нет патриархата в семье. Я как кавказская женщина, конечно же, знаю своё место (смеётся – прим. редакции), но у нас полное равноправие. К тому же, перед замужеством у меня были какие-то условия, и я изначально их обговорила. Никто с этим спорить не стал – ни супруг, ни свекровь, ни свёкр. Я не готовлю, вот к чему всё сводилось, это один самый большой мой минус. Готовит мама, свекровь, иногда супруг, иногда доставка.  Но не я. Нет, я раньше готовила, когда ещё не работала здесь. С тех пор, как я пошла работать, я работаю по 12-15 часов день, это правда. 

Сегодня что вы считаете своим домом – Россию или Грецию?


Знаете, как часто бывает, свою родину могу ругать только я, а перед всеми другими иностранцами я  всегда буду её восхвалять и превозносить. Опять же, я эмигрировала в Грецию, потому что встретила свою вторую половинку, влюбилась и поставила свою личную жизнь на первое место перед карьерой. Мне предлагали стать главврачом в той клинике, где я работала. Да, в Москве есть сырость, серость. Погодные условия всё-таки влияют сильно на человека. Если выбирать, где жить – конечно же здесь, где триста с лишним дней в году солнышко светит. Психология на высшем уровне. Есть свои минусы, и их много, но чисто территориально всё-таки Греция. 

Вы чувствуете себя частью греческого общества?


Да, полностью. У меня половинка души здесь, а вторая половинка – в России.


Ρωσόφωνη Αττική 6752782912882982730
Περιμένουμε το σχόλιο σου
Αρχική σελίδα item